Почему Shell и NCOC отказались от освоения месторождений Хазар и Каламкас-море


Похоже, в республике происходит постепенный передел нефтяного рынка. Вернее даже перераспределение недр, перспективных, обладающих значительными объемами углеводородных залежей. Триггером для этих событий, можно сказать, стали разработка, а потом и внесение поправок в Кодекс «О недрах и недропользовании». А одним из ярких проявлений новой реальности стала ситуация вокруг Хазар и Каламкас-море.

Попутного газа

Что произошло? Теперь, согласно новому законодательству о недрах, добытый попутный газ является собственностью государства, если иное не установлено контрактом на недропользование. Если раньше недропользователь решал сам, куда девать попутный газ: сжигать, закачивать обратно или перерабатывать, то теперь он обязан будет передавать весь его объем государству. Но такое условие касается только вновь заключаемых контрактов. Поэтому такие крупные нефтегазовые операторы, как ТОО «Тенгизшевройл», North Caspian Operating Company N.V. (NCOC) и Karachaganak Petroleum Operating B.V. (KPO), с которыми заключены соглашения о разделе продукции, будут закачивать обратно в пласт для поддержания пластового давления или перерабатывать его и продавать в виде товарного газа. Сжигать попутный нефтяной газ (ПНГ) запрещено и это уголовно наказуемо.

Сейчас государство сильно заинтересовано в переработке ПНГ в товарный газ и дальнейшем его реализации. Перед правительством стоят две важные задачи: газификация страны, а значит обеспечение внутреннего рынка голубым топливом, а также увеличение объема экспорта товарного газа, что должно стать одним из основных источников дохода бюджета после нефти.

В целом, согласно данным аналитической компании IHS Markit, в последние годы в Казахстане наблюдается довольно активный рост валовой добычи природного газа. Так, в 2018 году валовая добыча газа за вычетом обратной закачки по стране составили около 36,4 млрд куб. м, что на 10% выше, чем в 2017 году. Коммерческие объемы на месторождении Кашаган в прошлом году составили 5,46 млрд куб. м, на Тенгизе — 9,2 млрд куб. м, на Карачаганаке — 10,3 млрд куб. м.

Из совокупного объема добычи газа в 55,5 млрд куб. м в 2018 году 34% или 19,1 млрд куб. м ушло на обратную закачку. Только 36,4 млрд куб. м продано в виде товара. Из них 19,4 млрд куб. м экспортировано, 17 млрд куб. м — реализовано на внутреннем рынке.

Эксперты IHS Markit отмечают, что «несмотря на наблюдающийся рост добычи природного газа, на газовом рынке Казахстана присутствует ряд ограничивающих факторов». Более половины валовой добычи газа составляет попутный газ, а остальной объем по большей части поступает с месторождения Карачаганак, где основной акцент также делается на производстве газоконденсатных жидкостей. Значительная часть попутного газа имеет высокое содержание серы, что требует дорогостоящей подготовки и дополнительных мер для обеспечения безопасного хранения, утилизации и монетизации больших объемов удаленной серы.

Согласно прогнозу IHS Markit, к 2040 году валовая добыча газа в стране вырастет на 52%, до уровня 84,4 млрд куб. м в год. Однако коммерческие объемы при этом увеличатся всего лишь на 3,6% – до уровня 38 млрд куб. м. Это объясняется высокой потребностью в обратной закачке. Ожидается, что 95% из общего объема увеличения валовой добычи газа в период с 2018 г. по 2040 г. придется на Кашаган, 2% – на Тенгиз, а доля месторождения Карачаганак, предположительно, снизится на 1%.

Надежда на шельф?

По мнению экспертов, единственным другим потенциальным источником прироста добычи может стать реализация новых шельфовых проектов.

Отметим, что в 2018 году национальная компания «КазМунайГаз» (КМГ) и россиский ЛУКОЙЛ подписали контракт на разведку на шельфовом блоке Женис, а в июне 2019 года стороны договорились провести переговоры в отношении прав недропользования на морском участке «I-P-2». В текущем году КМГ и Эни Исатай Б.В. достигли соглашения о совместной разведке шельфового нефтегазового месторождения Абай. Эти месторождения могут обеспечить некоторые дополнительные объемы газа, если результаты геологоразведочных работ будут успешными.

При этом очень важно, чтобы началось также освоение месторождений Каламкас-Море и Хазар, а также прилегающих к ним участков. Отказ Shell и NCOC от совместной разработки вышеназванных месторождений может быть не окончательным. Не исключено, что англо-голландская компания не только не уйдет с «Жемчужины», но и получит еще контроль над Каламкас-море, который вынужден будет вернуть государству NCOC, если не начнет его разработку в назначенные сроки. В результате, для разработки структуры «Жемчужина» (Хазар, Ауэзов, Нарын и Тулпар) и месторождения Каламкас-море, общими геологическими запасами около 300 млн т, может быть создано совместное предприятие КМГ и Shell.

КМГ, имеющий долги в $10 млрд, вряд ли самостоятельно осилит финансирование проекта. На помощь скорее всего придет китайская CNPC, которая предоставит ссуду в обмен на обязательства КМГ поставлять товарный газ в Китай.

Факты и прогнозы

Напомним, согласно данным Министерства энергетики РК, компания Shell уже инвестировала в реализацию проекта Хазар около $900 млн. В частности, средства потрачены на проведение геолого-разведочных и сейсмических работ, бурение оценочных скважин и т.д.

А недавно, руководитель компании Shell в Казахстане Оливье Лазар, в ходе рабочей поездки, организованной АО НК «КазМунайГаз», ознакомился с работой завода по утилизации и переработке попутного нефтяного газа, поступающего с месторождения «Кожасай» в Актюбинской области. Мощность завода составляет 400 млн куб. м товарного газа в год.

«Думаю, что такие бизнес-модели имеют огромные перспективы и мы серьезно рассматриваем их возможности. Уверен, что именно у таких проектов очень большой потенциал», — сказал он в интервью журналистам.

Кроме того, по сведениям экспертов, АО «КазТрансГаз» (КТГ), рассматривает возможность строительства новых газоперерабатывающих объектов мощностью до 2 млрд куб. м в год. В качестве сырья планируется использовать газ с Кашагана и других шельфовых участков.

В 2018 году одним из основных направлений экспорта казахстанского газа стал Китай, куда по системе газопроводов Центральная Азия-Китай (ЦАК) транспортировано 5,2 млрд куб. м. А в октябре прошедшего года КТГ и PetroChina International Со. Ltd. подписали соглашение о покупке и продаже газа объемом 10 млрд куб. м в год в течении ближайших пяти лет.

Импорт-экспорт

По данным IHS Markit, из 19,4 млрд куб. м казахстанского экспорта 12,6 млрд куб. м было экспортировано в Россию. Основная часть из этого объема пришлась на сырой газ, отправленный с месторождения Карачаганак на Оренбургский ГПЗ.

При этом объемы импорта в 2018 году составили 7 млрд куб. м. Согласно прогнозам, в период до 2040 года включительно импорт останется примерно на уровне 6 млрд куб. м в год. И это вынужденная мера для снабжения приграничных регионов на юге и севере Казахстана.

Генеральная схема газификации Казахстана на 2015-2030 гг. предусматривает, что к 2030 году будут охвачены газоснабжением 1600 населенных пунктов или 56% населения республики. В настоящее время доступ к природному газу в республике имеют 10 из 14 областей и 2 из 3 городов республиканского значения или 49,7% населения республики.

В IHS Markit отмечают, что в 2018 году выручка от экспортных поставок в Китай выросла до $2,47 млрд ($1,74 млрд в 2017 году). Соответственно, сокращение объемов экспорта в Китай после 2023 года нанесет компании серьезный финансовый урон.

Согласно отчету КТГ, в период с 2014 г. по 2018 г. ее финансовые потери от операций на внутреннем рынке составили 200 млрд тенге. А за первые шесть месяцев 2019 года КТГ показала в своей отчетности убытки от операций на внутреннем рынке в размере почти 63 млрд тенге. Хотя в целом совокупный чистый доход от деятельности компании вырос на 100 млрд тенге.

По заключению экспертов, компания, по сути, выходит в плюс, благодаря международным поставкам природного газа, включая транзит третьих лиц, а также экспорту газа.

Очевидно, что для национального оператора, также как и правительству выгодно, чтобы в Казахстане объемы производства товарного газа увеличились, а значит и политика государства будет направлена выполнение этой задачи.

source